МНОГОПРОФИЛЬНЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ ЦЕНТР
КЛИНИКА САНИТАС
ЕДИНЫЙ КОНТАКТНЫЙ ЦЕНТР +7(383) 233-66-00

статьи

Григорий Толкачев: «Я набираю обороты»

Из кабинета выпорхнула маленькая девочка, мама успела на лету перехватить её, и они радостно зашагали вместе, обмениваясь впечатлениями. Я с любопытством заглянула в кабинет: что там интересного для детей? Даже игрушек нет. Врач собирался на пятиминутку и рассчитывал пообедать до приема следующего пациента.

- Как Вы их уговариваете? Ведь они не то чтобы лечить зубы, рот открыть отказываются.
- А я их уважаю. Если им всё объяснить, показать, рассказать – они начинают доверять, и мы становимся друзьями. После нашего общения многие вообще перестают бояться стоматологического кабинета. Правда, среди них встречаются неконтактные малыши, которых в своё время напугали. Но я начинаю говорить с ними и жду момента, когда они станут прислушиваться ко мне – это, как правило, бывает переломной точкой в нашем общении.

Человек в белом халате, заинтересовавший меня, – Григорий Толкачев – один из самых молодых работников клиники. За 21 год жизни Клиника Санитас выросла не только числом медицинских направлений, качеством технологий и освоением территорий, – за этот немалый срок целый отряд молодых специалистов пополнил ряды медицинских и технических работников клиники. Они способны подставить плечо, замотивировать других и вообще изменить представление окружающих о современной молодежи. Григорий Толкачев – один из них. «Врач по призванию и парень хороший, – говорит директор клиники Михаил Андрушкевич о молодом человеке, – у него и дети и взрослые охотно лечатся». По мнению директора, таким, как Григорий, можно без колебаний передавать дело отцов.
Родители Григория – врачи: мама – гирудотерапевт, отец – анестезиолог-реаниматолог. Я и предположила, что они сыграли главную роль в формировании будущего своего сына.

- Как и когда Вам в голову пришла мысль стать стоматологом? Наверное, родители повлияли?
- Ещё в 11 лет решил. Отец привел меня к врачу лечить зуб. Я, как все дети, заранее боялся и не хотел идти. А врач попался на редкость умелый и опытный: он исхитрился не только вылечить меня, но и заложил программу на будущее – мне очень понравилось, как он работал со мной – контактный, открытый – и я прямо там, в кабинете стоматолога, понял, что хочу так же, как он, быть зубным врачом.
(Сегодня стоматолог Данилов Л.А. для Григория является старшим коллегой. – прим. автора)

- Как-то нереально просто. Обычно парни если и мечтают о профессии врача, то это спасение людей – реанимация.
- Возможно, это потому, что я не был знаком с работой реаниматолога. Но образ врача с самого детства привлекал меня, да и была, конечно, определенная база для такого решения (смеётся - прим. автора). Мне нравилось входить в медицинские кабинеты с родителями, перед нами все двери открывались. Родители вообще были для меня кумирами.

После окончания медуниверситета и интернатуры я устроился работать в муниципальную поликлинику. Тут мне по-настоящему повезло: это была серьезная практическая школа, и я благодарен всем, кто меня учил работать с людьми, причем во всех смыслах – и словом, и делом. Никто свои знания не утаивал, а напротив, охотно ими делились. Я отработал там больше 3-х лет, совмещая работу в муниципальной стоматологии и Клинике Санитас. Чтобы закреплять навыки, приходилось много работать, я брал воскресные дежурства, и было время, когда администрация Санитас даже приглашала по воскресеньям всех желающих на бесплатное удаление зубов. Это ко мне. Я со всеми предварительно разговаривал.
- Удачно получалось?
- Во всяком случае, не было ни одного недовольного пациента, значит всё хорошо. Так я осваивал хирургию и взаимодействие с пациентами. Работая в муниципальной поликлинике, я дежурил в службе скорой помощи. Там всякое бывало: люди порой тянут до последнего, а вызывают «скорую» лишь тогда, когда возникает абсцесс, сопровождающийся сильной болью и отеком в полголовы. А ночью боль самая сильная. Этот опыт тоже был для меня важным.

Заместитель директора клиники, Игорь Толкачев, «по-совместительству» отец Григория, рассказывает, что молодой перспективный врач берется за всё с удовольствием: осваивает новые материалы, углубляется в технологии, охотно применяет в лечении пациентов технические устройства. Казалось бы, что тут особенного? – а дело в том, что когда имеются определенные наработки, не все врачи готовы приступать к освоению новых технологий и перестраивать уже известные схемы.

Путь к «комфортабельному» креслу стоматолога сам по себе длинен: высшее образование надо получить, потом пройти интернатуру и стажировку – это почти 7 лет! Григорий Толкачев после окончания медицинского университета работает уже пятый год, но учиться не прекращает. Я недоумевала, чему так долго и упорно учится готовый специалист? Он стажировался в Москве, имеет различные базовые специализации.

Из последних направлений, куда Григорий «нырнул», стала имплантология.

- Вы в Клинике Санитас работаете врачом-стоматологом широкого профиля. Вроде бы всё уже знаете?
- Я чувствую, что нужно двигаться дальше. И набираю обороты. Учусь всему, что предлагают. Езжу на все тематические семинары, там обычно дается объемная информация.

- Григорий, я всем задаю этот вопрос: приходилось ли Вам отказываться от легких денег и выполнять нелегкую работу «во спасение»?
- Как-то на приеме был дедушка 98 лет. Что удивительно – у него все зубы были целы! А пришел он с просьбой удалить зуб: «Болит!» Я увидел небольшую кариозную область и уговорил его полечить, поставить пломбу. Так я спас зуб (смеется, - прим. Автора).
Нам, конечно, было очень интересно, откуда он такой здоровый к нам приехал. Оказалось, что всю жизнь жил в деревне, работал комбайнером, питался натуральными здоровыми продуктами: молоком, овощами, своим хлебом. Как не удивиться такой встрече в наши дни!

Как-то обратилась за помощью женщина 60 лет с выраженными симптомами глоссалгии – это болевые ощущения в зоне языка без видимых его изменений – покалыванием, пощипыванием, ощущением сухости во рту. Просто болел язык, и пациентка думала, что причина в острых краях зубов. Я как врач знаю, что глоссалгия всегда вторична по отношению к основной проблеме, которая её вызывает, и нужно эту проблему нащупать. Так в длительных подробных беседах с пациенткой о том, что происходило в последнее время в её жизни, вплоть до конкретных семейных вопросов, когда появились первые симптомы и т.д. я определил, что корни заболевания – психологические. Женщина оказалась с явными невротическими проблемами, мнительной; она поначалу не понимала меня и приняла в штыки предложение обратиться к психологу. Но в итоге мне всё же удалось её убедить, и дело пошло. Мы стали работать совместно с психологом, назначили лечение – проблема ушла – ушла глоссалгия.

Образ молодого врача получился таким положительным, что у меня невольно вырвалось:

- У Вас что, нет недостатков?
-Есть, есть, - ответил за сына отец. – Он не умеет копить деньги, совершенно не научился рассчитывать бюджет и способен совершать импульсивные поступки. Тут есть с чем поработать…


Русакова Ирина

ИМЕЮТСЯ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ, ТРЕБУЕТСЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ СПЕЦИАЛИСТА